Apocrypha: ангельская пыль

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Apocrypha: ангельская пыль » Отлучение (980-1760) » Если запрещают Бога, обратимся к Сатане


Если запрещают Бога, обратимся к Сатане

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название: Если запрещают Бога, обратимся к Сатане
Предыстория/краткое описание сюжета: Вечные реформы церкви и жесткие гонения верующих "не по новым правилам" не могли привести ни к чему хорошему. Войны и протесты - лишь немногие из бед. Если запрещают Бога, обратимся к Сатане - видимо, так рассуждали первые чернокнижники. Одним из таковых становится Генри, обычный монах, нашедший в старинных книгах ритуал по призыву Сатаны и решивший им воспользоваться. Архангел Габриэль, близко с Люцифером знакомый и знающий, что ничего хорошего из этого ритуала выйти не может, решает вмешаться.
Время и место действия: 1550 год, Англия, монастырь на юго-западе страны
Особые обстоятельства: Роль монаха Генри исполняет Самаэль.
Список участников квеста (в порядке отписи): Габриэль - Генри, через несколько кругов по вызову является Люцифер.

0

2

Четыре тысячи лет назад между светлыми и падшими ангелами был заключен мир. Четыре тысячи лет к ряду в мире людей идет между светлыми и падшими ангелами холодная война. Свет и Тьма в их вечном противостоянии с полей битв перешли на человеческие хрупкие души, но не стала менее жестокой и кровопролитной эта борьба. Михаэль давал людям веру и великих учителей, проповедников и священные тексты, а Люцифер склонял умы монархов и серых кардиналов мира к искаженному толкованию и жестокости «во имя праведности». Что оставалось Габриэлю? Конечно, следить, чтобы человечество, захваченное этой войной, не исчезло как биологический вид. В стороне от невидимых фронтов он, и вместе с ним другие ангелы, пытался аккуратно устранить последствия войны двух братьев-близнецов.
Церковь, когда-то единую, с незавидным постоянством метало и рвало на части. Семена греха и порока, что усердно заносил Люцифер в сердца правителей и духовных лидеров, давали богатые всходы. Видя в церкви мощный инструмент управления народами, венценосные мужи и девы, да и не только они, перекраивали священные тексты под себя или даже вопреки чужим трактовкам, а страдали от этого простые люди. И нет-нет, да находились среди них те, кто страдать без надежды, с одной лишь верой, не желали. К одному из таких смельчаков в один дождливый день и спустился архангел Габриэль. Генри, служитель маленького монастыря на юго-западе Англии, давно настораживал одного из младших ангелов, что следил за этими землями: с группой сподвижников мужчина, посчитав, что Бог отвернулся от них, стал искать пути воззвания к другой силе. Той, что, как напишет немец позже, вечно хочет зла и вечно совершает благо. Видимо, на что-то подобное надеялся англичанин, да только Габриэль знал Люцифера чуть лучше, чем заблудшие монахи. Не будет никакого блага, даже если эти отчаянные достучатся до Инферно. Когда вокруг Генри собралось порядка дюжины монахов, Габриэль решил вмешаться. В этой стране и так проливалось слишком много крови, чтобы ангелы могли позволить образоваться здесь и очередному ордену верящих в силу Тьмы.
Смешаться с монахами ангелу не составило труда, равно как и заслужить доверие новообретенных братьев. Габриэль следил за действиями Генри и быстро нашел стеллаж, где тот среди устаревших и в очередной раз запрещенных священных текстов прятал действительно темные книги. Нет, реальной опасности они не представляли, но вот смутить умы потерявших надежду могли запросто, что, собственно, и делали. В очередной раз заметив, что Генри спускается в библиотеку, Габриэль последовал следом. Да, сегодня ему повезло: монах в этот послемолитвенный час решил обратиться к одной из тех самых книг. Бесшумно подойдя к мужчине, Габриэль перешел к активной части исполнения своей праведной миссии.
- Не нужно ли больше света? – единственный огонек светил тускло, и ангел зажег еще несколько свечей. – Что ты читаешь, брат? – вопрос рискованный, но Габриэль был спокоен: ангелу у смертного язык не повернется солгать.

0

3

Оторвав тяжелый взгляд от очередного покойника, которого пришлось отпевать, Генри посмотрел на священника, стоящего к нему спиной и размахивающего руками. Как курица-наседка. Скептически подумал молодой мужчина, снова склоняя голову, чтобы припасть губами к кончикам пальцев рук. Монотонный шепот со всех сторон  мог свести с ума. Мерзкий дождь стучал по крыше, свечи коптили иконы, создавая какое-то мрачное выражение на лицах святых. Заметив краем глаза движение белоснежной рясы, Генри быстро прикрыл глаза и склонил голову ниже. Священник, обрюзгший жиром с толстыми пальцами-сардельками, благословил всех на трапезу, а сам ушел. Выпрямить спину было больно. После нескольких часов молитвы в одной позе в подобном помещении становилось дурно. Подхватив пальцами темный капюшон, монах накинул его на голову и спрятал руки в широких рукавах, поспешив в сторону библиотеки. Под заунывный глухой бой колокола над головой, моросящего ледяного дождя, мужчина торопливо преодолевал размозженную грязью дорогу. Тяжелые скрипучие двери открыть было довольно таки тяжело, но не для привыкшему к труду монаху. Наконец-то он может остаться один. Пальцы судорожно, даже напряжено сжимали в рукаве несколько кусочков мела. За одним из стеллажей на стене в дальнем углу, была уже закончена часть работы. Надо было постараться еще, но для начала стоит дождаться, когда после третьего удара колокола, сообщающего о конце трапезы, придет один из его братьев. Такой дозор был необходим, чтобы никто не смел потревожить Генри за его трудами или заметить Что именно он делает. Поэтому неудивительна реакция молодого мужчины на голос из-за спины. Резко повернувшись на пятках, тяжелым взглядом окинул новенького.
-Что ты здесь делаешь? - в углу стало светлее, но не настолько был глуп монах, чтобы оставить работу без надлежащей защиты, - Учения. - спокойно ответил, захлопывая пальцами книгу и показывая кожаный переплет. И ведь не соврал. Это и правда были учения, только вот тему вопрошающему знать не стоило.

Отредактировано Samael` (2014-03-24 08:16:06)

0

4

В Гайя Солнце никогда не заходит, оттого всякий ангел, попавший в темноту, чувствует себя неуютно. Даже сумрак библиотеки, разогнанный парой свечей, несколько нервировал Габриэля, и потому несколько зажженных свечей принесли облегчение. Того же нельзя было сказать о начатом диалоге с монахом. Конечно, Габриэль был рад, что Генри не рассказывает всякому встречному о своем увлечении и великом деле – это означало, что немногие умы он успел смутить. Это упрощало задачу ангела, но вместе с тем он не хотел бы упустить то время, пока душу самого Генри еще можно спасти. Лишнего времени, которое он мог бы потратить на медленное сближение с монахом, у ангела не было.
Габриэль бросил взгляд на открытый разворот книги и успел разобрать пару строк, пока Генри не захлопнул томик. Ангелу, впрочем, увиденного хватило: стоило ему вчитаться, как словно холодной волной окатило его, а Свет протестующе сжался внутри. Нет, конечно, это писал не Люцифер, но кто-то из его дэмайну. Сомнений в правильности вмешательства у ангела больше не осталось, более того, слабый отзвук Тени подстрекнул Габи к дальнейшим действиям.
- Меня послали братья. Они сказали, я могу быть тебе полезен, - не ложь, тонкая уловка. Его и в самом деле призвал Эариэль, пусть младший ангел и не был братом монаху, но вот Габриэлю, несомненно, являлся. И ангел, конечно, мог бы быть полезен Генри, той праведности, что еще есть в этом человеке. Ведь Тень сильна лишь там, где нет Света. – Я издалека прибыл в Англию и многие учения видел, знаю и то, что изложено здесь, - Габи коснулся рукой кожаного переплета, знаки накотором с трудом складывались во что-то, близкое одному из самых неизвестных смертным имен Люцифера. Эксайлез. Отгоняя неуместные воспоминания о далекой войне, Габриэль посмотрел в глаза Генри. – Только нигде не встречал тех, кто решался бы ему последовать, - в самом деле, книги подобного рода дэмайну писали в издевку над ненавистными людьми, словно в знак мести за изгнание с Земли. Глубокого смысла они в себе не несли, и только много раз переписанные и дополненные людьми обретали облик достойного текста, хоть и оставались совершенно бесполезными. – Что ты думаешь об этом учении? И готов ли ему следовать?
Не хотелось Габриэлю в этой беседе использовать гипноз или ангельский дар убеждения, но в последнюю фразу пришлось вложить импульс доверия. Ангелу важно было знать, насколько серьезно настроен Генри, что привлекает его в подобного рода книгах. Глупо браться лечить больного, не зная диагноза и истории болезни.

0

5

Отдернув руку с драгоценно книгой, Генри едва нахмурился. Протянуть руку было промахом ангела. Молодой мужчина спрятал опустил руку, тем самым широкий рукав спокойно скрыл такой важный источник информации от чужих глаз. Ревнивый короткий взгляд на брата. Другие послали? Что за бред? Никто ранее не смел никого посылать к Генри. Он был абсолютным авторитетом и подобные отношения не приветствовались заранее. Не терпел монах, чтобы ему указывали или "посылали помочь". Размышления утяжелили взгляд и усилили недоверие к пришедшему. Он что-то вынюхивает. Очередной приспешник святейшества? Едва ли слушая мужчину, пальцами все сильнее сжимал переплет книги.
-Я ему следую, - негромким, недобрым голосом прокомментировал Генри, смахивая с выбритой головы капюшон, - Если ты здесь, то и ТЫ им тоже следуешь, - шаг за шагом монах приближался бесшумной поступью, - Или нет? - бровь взлетела. Только сейчас стало понятно, что имени этого новенького совершенно не помнил, - Ты мне можешь помочь? - на губах мелькнула странная улыбка. Тени от дрожащих огоньков исказили лицо, - Хорошо..
Генри словно подменили.Мышцы расслабились, страшная гримаса пропала. Медленно положив книгу на стол, мужчина сделал шаг назад.
-Отодвинь стеллаж.
Если этого монаха послали что-то вынюхать, то придется ему постараться, чтобы потом объяснять Сиятельству свои действия. О, Генри не был никогда дураком. Стоя все так же около стола,молодой человек ждал, когда его "брат" исполнит  поручение. Достав из единственного кармана рясы несколько кусочков мела, кинул их на стол.
-Не бойся. - спокойно приободрил действия новенького.
Подхватил тонкими пальцами пару подсвечников и медленно передвинул их к краю. Так будет лучше видно стеллаж и стену за ним, хотя уже в таком положении стало ясно, что камень уже покрыт каким-то узором. Тени плясали на потолке, лизали фигуры монахов, ярко освещая нужную сторону комнаты. Противоположная же стена вся была поглощена мраком.

0

6

Чем дальше в лес, тем толще партизаны. Габриэль, конечно, понимал, что ни один истинно верующий праведный монах не решит обратиться к Сатане за помощью в тяжкие дни, но Генри превосходил ожидания ангела. Вообще говоря, подозрения монаха были немного парадоксальны: Габриэль, несомненно, обладал слишком светлой для человека аурой, но Генри причислял его к шпионам или приспешникам главы монастыря, если не англиканской церкви, в то же время считая эту церковь прогнившей и ушедшей от истинной веры. Тот еще каламбур, показывающий, насколько же мужчина на самом деле потерялся во всех этих околоцерковных перипетиях.
Тактика осторожности и праведности провалилась еще до начала операции как таковой. Ну что же, меняем план действий, Габриэль столько тысяч лет наблюдал за людьми, что подстроиться под человека не составляло труда. Правда, ангел впервые столкнулся с тем, что на неправедных представителей любимого эксперимента Создателя не действуют способности ангела - или действуют, но в каком-то странном ключе. Впрочем, с этим можно будет разобраться и позже, сейчас можно обойтись и без них, либо применить что-нибудь более серьезное, если понадобится. Совершить очередное насильное вмешательство в мир, за которым полагается только наблюдать... Во имя Ангелов Света. Удержавшись от горького вздоха, ангел продолжил игру.
- Я не следую ни одному учению, но многие из них содержат крупицы истины. Главное - уметь отличить ее от лжи и лукавства. В этих придумках Сатаны нет силы, одна лишь гибель всем и каждому, - стараясь не выражать своего отношения к Тени, а только давая объективную оценку некоторым деяниям, отвечал Габриэль монаху. - Но, вне всякого сомнения, помочь тебе я могу. С тем, чье имя указано на твоей книге, я знаком лично, - голос зазвучал тяжелее, и свечи на канделябре погасли, чтобы через пару мгновений загореться ярче прежнего. Маленький фокус, чтобы как-то сбить спесь монаха. Не хочет доверять - пусть чувствует силу, что подарит не страх но уважение.
Как ни в чем не бывало, ангел послушно отодвинул указанный стеллаж. Свечи выхватили из тьмы узор на полу. Яркий, с усердием выведенный, но, очевидно, не завершенный. На что это было похоже? Сложно сказать. Звезда с бессчетным количеством лучей. Звезда. Люцифер. Руки ангела не дрогнули, но в целом он был немного озадачен. Была ли здесь отсылка к тому, как Рафаэль полетел к Солнцу? Маловероятно, откуда людям об этом знать, слов об этом нет ни в одной легенде. Тогда...почему?
- Когда ты думаешь закончить с этим? Применить?
Что бы там ни затевали монахи, Габриэль пока слишком мало знал. Стоило прочитать книгу прежде, чем говорить с монахом, но очень уж не хотелось загружать разум бредом дэмайну.
- И что хочешь получить от того, к кому готов обратиться? - называть имя вслух не хотелось, все-таки монахи привыкли к иносказаниям вокруг Тени. Но все хотелось бы знать, что сам монах скажет на все это.

0

7

При виде драгоценной звезды, Генри чуть поморщился, видя, что этот рисунок не произвел на монаха должного впечатления. Многие готовы были падать ниц и биться головой о пол, разбивать лбы, чтобы показать свое восхищение, а тут что? Новый брат вызывал все больше подозрений. Он говорит с Генри, как на равных, даже  с неким высокомерием. И плевать, что это мог просто разыграться эгоизм в мужчине. Держа руки спрятанными в широких рукавах, мужчина приподнял голову и едва заметно усмехнулся. Свечи не произвели должного впечатления. Точнее никакого вообще. Ну, погасли, ну снова загорелись. Таким неразумного мужа не удивишь, особенно учитывая, что они находятся в подвале. Медленно пройдя ближе к своеобразной пентаграмме на полу, колким взглядом вперился в  бледное лицо новенького. Все же его имя никак не хотело вспоминаться.
-Ты задаешь так много вопросов, - спокойно начал мужчина, -Я удивлен, что мои братья могли Тебя, - последнее слово было особенно выделено с некой отстраненностью и недоверием, - могли отправить ко мне. Но учитывая, что ты видел Звезду Дьявола, - монах странно улыбнулся, - и не пошел еще к Отцу, то могу предположить о некоторых твоих знаниях. Вряд ли ты мог знать автора этой книги. - странная кожаная обложка снова мелькнула перед носом мужчины, -Это мой дневник, а обложка просто взята с одного из древнего тома, кои во множестве пылятся на полках. И даже если ты увидел знакомые строки, то могу тебя уверовать - здесь множество очерков разных ученых мужей. - Генри кинул на одну из полок увесистый дневник, прищурившись лукаво, - Твои руки теперь тоже испачканы следами наших деяний, так что тебе следует держать язык за зубами..
Не зря Генри считался одним из самых осторожных и умных монахов этого мрачного монастыря. Относясь аккуратно не только к звезде, но и к собственной безопасности, мужчина смазал маслом стеллаж, чтобы узнать, кто к нему касался, если вдруг..если вдруг.
-Если ты с нами, то должен знать почему и что мы делаем.
Опустился на колени. Медленно стал расчерчивать мелом оставшиеся лучи звезды. Надо было дорисовать еще несколько лучей и все будет готово. Вырисовывает аккуратно, едва ли не с любовью.

0


Вы здесь » Apocrypha: ангельская пыль » Отлучение (980-1760) » Если запрещают Бога, обратимся к Сатане


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC